скрижаль

подшивка

Предметы на продажу

Ключ к определению янтаря.

Катюша. Бокал и блюдце Ленинградского фарфорового завода к 50-летию Великой Победы.

Золотые часы МОСКВА. О чём молчат клейма.

Советское золото. Доверяй, но проверяй.

Череп и кости. Или «моментально в море».

Поисковый запрос не может содержать менее 4-х символов.


Победа Германской службы радиоперехвата в Восточно-прусской операции в Первую мировую войну

Автор: rvr

Дата: 2010-01-21

До начала Первой мировой войны в Германской империи дешифровальной службы не существовало. Что же послужило толчком для развития службы радиоразведки, которая в годы 3-го Рейха уже была сильнейшей в мире? Успех германской армии в Восточно-прусской операции.

генерал П.К. Ренненкампф
генерал П.К. Ренненкампф

Восточно-прусская операция - это боевые действия в Восточной Пруссии 4 августа — 2 сентября 1914 г. 1-й (генерал П.К. Ренненкампф) и 2-й (генерал А.В. Самсонов) русских армий против 8-й германской армии (генералы М. Притвиц, затем П. Гинденбург). 4 августа 1914 г. русские, не закончив мобилизацию, перешли в наступление в Восточной Пруссии. Необходимость ее проведения мотивировалась стремлением «поддержать французов ввиду готовящегося против них главного удара немцев», по настойчивым просьбам о помощи союзной Франции, терпящей сильный натиск германцев. План операции был определен Ставкой и изложен в письме Н. Н. Янушкевича на имя Я. Г. Жилинского от 28 июля (10 августа) 1914 г. Свое окончательное оформление он получил в директивах главнокомандующего армиями Северо-Западного фронта от 31 июля (13 августа) 1914 г. Войскам ставилась задача нанести поражение противнику и овладеть Восточной Пруссией с целью создания выгодного положения для развития дальнейших операций по вторжению в пределы Германии. 1-я армия должна была наступать в обход Мазурских озер с севера, отрезая немцев от Кенигсберга (ныне Калининград). 2-й армии предстояло вести наступление в обход этих озер с запада, не допуская отвода германских дивизий за Вислу. Общая идея операции заключалась в охвате немецкой группировки с обоих флангов.

генерал А.В. Самсонов
генерал А.В. Самсонов

Русские обладали некоторым превосходством над противником. В составе Северо-Западного фронта было 17,5 пехотных и 8,5 кавалерийских дивизий, 1104 орудия, 54 самолета. 8-я немецкая армия насчитывала 15 пехотных и 1 кавалерийскую дивизии, 1044 орудия, 56 самолетов, 2 дирижабля. Правда, у германцев была более мощная артиллерия. Они располагали 156 тяжелыми орудиями, тогда как русские их имели всего 24. Однако в целом соотношение сил обеспечивало выполнение замысла Ставки. Оно позволяло нанести поражение 8-й немецкой армии. Избранная русским командованием форма оперативного маневра таила в себе большую угрозу для противника. Она ставила его под двойной удар. Исполнение маневра затруднялось тем, что русским армиям предстояло действовать по внешним операционным направлениям, разобщенным одно от другого районом Мазурских озер. В этих условиях особое значение приобретала надежность руководства войсками и прежде всего организация взаимодействия между обеими армиями.

В боях 4 и 7 августа при Шталлупёнене и Гумбиннене 1-я армия нанесла немцам поражение. В это время с юга, в обход Мазурских озер, выдвигалась 2-я армия, чтобы перерезать путь отхода германским войскам. Ренненкампф не преследовал немцев и два Дня простоял на месте. Это позволило 8-й армии выйти из-под удара и перегруппировать силы. Не имея точных сведений о нахождении войск Притвица, командующий 1-й армией двинул ее затем к Кенигсбергу.

Между тем 8-я немецкая армия отошла в ином направлении (на юг от Кенигсберга). Пока Ренненкампф не спеша выдвигался к Кенигсбергу, 8-я армия, которую возглавил генерал Гинденбург, смогла провести удачную операцию, решившую исход сражения в Восточной Пруссии. Несмотря на риск получить удар в тыл со стороны 1-й армии, Гинденбург повернул свои силы на юг против армии Самсонова, не знавшего о таком маневре. Немцы же, благодаря перехвату радиограмм, о планах русских знали все.

генерал Гинденбург
генерал Гинденбург

9 августа 2-я армия Самсонова пересекла восточно-прусскую границу и начала движение в северо-западном направлении силами 4 корпусов. Наступление велось на растянутом в 120 км фронте без должной подготовки и взаимодействия частей. Фактически отсутствовали тыловые службы, и войска по нескольку дней не получали питания.

Тем временем Гинденбург, перебросив на данное направление основные силы, нанес 13 августа мощные удары по фланговым корпусам 2-й армии (1-му и 6-му). Центральные корпуса 2-й армии (13-й и 15-й) из-за отсутствия тесной связи между русскими частями не узнали вовремя о смене оперативной обстановки и продолжали наступать, углубляясь в готовившийся мешок. Под натиском немецких соединений 1-йи 6-й корпуса начали отход, подставив под удар фланги и тылы своих соседей в центре.

В боях 16—18 августа центральные (13-й и 15-й) корпуса, утратившие связь с соседями и друг с другом, были окружены и разгромлены. Самсонов, потеряв управление войсками, застрелился. По немецким данным, урон 2-й армии составил 120 тыс. чел. (в том числе более 90 тыс. пленных). Немцы потеряли в боях с ней 15 тыс. чел. Затем они атаковали с юга, со стороны Мазурских озер, 1-ю армию. Опасаясь быть отрезанной, та отошла за Неман 2 сентября.

"Впечатление, которое производит с первого взгляда величина общей цифры пленных, и послужило к широко распространенному мнению, согласно которому конец сражения армии ген. Самсонова представлялся, как сдача целой армии, подобно тому, как это имело место под Седаном. Историк должен разрушить эту легенду, которая является недостойной клеветой на наши доблестные войска. На карте Шефера, на которую мы уже ссылались, отмечены все сдачи, превышающие 1.000 человек в один раз. При этом цифра в 20.000, которая поставлена в районе Грислинен, может относиться лишь к сумме захваченных пленных русского 13-го корпуса за все сутки 15/28 августа. В районе же, нас интересующем, нет цифры, превышающей 11.000, причем общая сумма равняется 37.000. Отсюда мы можем вывести, что остальные 35.000 были взяты отдельными небольшими партиями. Нам хотелось бы обратить внимание еще на одно обстоятельство. Потери армии Самсонова в рассматриваемой нами операции измеряются не менее, чем в 70.000 убитыми и ранеными. На долю центральных корпусов приходится не менее 50.000. Боевая численность 13, 15 корпусов и частей 23 корпуса равнялась приблизительно 90.000, из них 15.000 пробились; таким образом, остается 75.000. Если вычесть из этого числа потери, мы получим, что среди сдавшихся могло быть не более 25.000 нераненых бойцов. Таким образом, остальные 67.000 пленных представляют собой или раненых, которые не могли быть вывезены, или нестроевых чинов, ибо в руки немцев попали все обозы трех корпусов. Чтобы дать хотя бы некоторое представление о потерях, понесенных в русском, командном составе, мы приведем данные, относящиеся к 13-му корпусу, менее пострадавшему в этом отношении по сравнению с 15-м и 23-м корпусами.

1-я дивизия: начальник штаба убит, старший адъютант Генерального штаба убит, командир бригады смертельно ранен (умер), командующий артиллерийской бригадой смертельно ранен (умер), командир 1-го пех. Невского полка три раза ранен, выбыл из строя только после в третьей штыковой раны; командир 3-го пех. Нарвского полка ранен, командир 4-го пех. Копорского полка отрешен, но его заместитель убит. 36 дивизия: командир бригады убит, командир 142 пех. Звенигородского полка ранен, командир 143 пех. Дорогобужского полка убит, командир 144 пех. Каширского полка убит.

Усердными распространителями неверных сведений явились сами немцы. Они не довольствовались одним большим стратегическим результатом победы. Безусловно, в расчеты их руководящих кругов входило стремление использовать эту победу, как яд, с одной стороны, разлагающий русскую армию, вселяя в нее недоверие к своим силам, а с другой стороны, долженствовавший воздействовать на союзников русских, показав перед ними будто бы полную небоеспособность русской армии."

Пожалуй, наиболее острым в изучении Восточно-Прусской операции стал вопрос: что явилось причиной столь сокрушительного поражения армии генерала Самсонова? Исчерпывающего ответа на него не получено до сих пор. В качестве одного из факторов, несомненно, повлиявших на конечный неуспех русских войск, многие исследователи называли недостаточный уровень подготовки высшего командного состава 2 армии.

СПИСОК ВЫСШЕГО КОМАНДНОГО СОСТАВА 2 АРМИИ

Управление и штаб 2 армии:
Командующий: Самсонов Александр Васильевич, генерал от кавалерии;
Начальник штаба: Постовский Петр Иванович, генерал-майор;
Генерал-квартирмейстер: Филимонов Николай Григорьевич, генерал-майор;
Начальник этапно-хозяйственного отдела: Бобровский Борис Павлович, генерал-майор.
I армейский корпус:
Командир: Артамонов Леонид Константинович, генерал от инфантерии;
Начальник штаба: Ловцов Сергей Петрович, генерал-майор;
Инспектор артиллерии: Масальский Владимир Николаевич, князь, генерал от артиллерии.
22 пехотная дивизия:
Начальник: Душкевич Александр Александрович, генерал-лейтенант;
Командир бригады: Сивицкий Петр Николаевич, генерал-майор;
Командир артиллерийской бригады: Ивашинцов Николай Васильевич, генерал-майор.
24 пехотная дивизия:
Начальник: Рещиков Николай Петрович, генерал-лейтенант;
Командир бригады: Шишкин Михаил Иванович, генерал-майор;
Командир артиллерийской бригады: Богданович Иосиф Иванович, генерал-майор.
VI армейский корпус:
Командир: Благовещенский Александр Александрович, генерал от инфантерии;
Начальник штаба: Некрашевич Георгий Михайлович, генерал-майор;
Инспектор артиллерии: Мейстер Александр Рейнгольдович, генерал от артиллерии.
4 пехотная дивизия:
Начальник: Комаров Николай Николаевич, генерал-лейтенант;
Командир бригады: Нечволодов Александр Дмитриевич, генерал-майор;
Командир артиллерийской бригады: Чиж Степан Степанович, генерал-майор.
16 пехотная дивизия:
Начальник: Рихтер Гвидо Казимирович, генерал-лейтенант;
Командир бригады: Баудер Виктор Федорович, генерал-майор;
Командир артиллерийской бригады: Хомяков Александр Васильевич, генерал-майор.
XIII армейский корпус:
Командир: Клюев Николай Алексеевич, генерал от инфантерии;
Начальник штаба: Пестич Евгений Филимонович, генерал-майор;
Инспектор артиллерии: Масалитинов Василий Иванович, генерал от артиллерии.
1 пехотная дивизия:
Начальник: Угрюмов Андрей Александрович, генерал-лейтенант;
Командир бригады: Сайчук Афанасий Семенович, генерал-майор;
36 пехотная дивизия:
Начальник: Преженцов Александр Богданович, генерал-лейтенант;
Командир бригады: Калюжный Андрей Андреевич, генерал-майор;
Командир артиллерийской бригады: Ден Александр Александрович, генерал-майор.
XV армейский корпус:
Командир: Мартос Николай Николаевич, генерал от инфантерии;
Начальник штаба: Мачуговский Николай Иванович, генерал-майор;
Инспектор артиллерии: Мальковский Михаил Григорьевич, генерал-лейтенант;
6 пехотная дивизия:
Начальник: Торклус Федор Эмилий Карл Иванович, генерал-лейтенант;
Командир бригады: Илинский Сергей Петрович, генерал-майор;
Командир артиллерийской бригады: Семенчук Филарет Лаврентьевич, генерал-майор.
8 пехотная дивизия:
Начальник: Фитингоф Евгений Эмильевич, генерал-лейтенант;
Командир бригады: Богацкий Адам Иванович, генерал-майор;
XIII армейский корпус:
Командир: Клюев Николай Алексеевич, генерал от инфантерии;
Начальник штаба: Пестич Евгений Филимонович, генерал-майор;
Инспектор артиллерии: Масалитинов Василий Иванович, генерал от артиллерии.
1 пехотная дивизия:
Начальник: Угрюмов Андрей Александрович, генерал-лейтенант;
Командир бригады: Сайчук Афанасий Семенович, генерал-майор;
36 пехотная дивизия:
Начальник: Преженцов Александр Богданович, генерал-лейтенант;
Командир бригады: Калюжный Андрей Андреевич, генерал-майор;
Командир артиллерийской бригады: Ден Александр Александрович, генерал-майор.
XXIII армейский корпус:
Командир: Кондратович Киприан Антонович, генерал от инфантерии;
Начальник штаба: Нордгейм Вильгельм Карл Касперович, генерал-майор;
Инспектор артиллерии: Кантакузен Михаил Михайлович, князь, генерал-майор.
3 гвардейская пехотная дивизия:
Начальник: Сирелиус Леонид Отто Оттович, генерал-лейтенант;
Командир бригады: Любарский Константин Андреевич, генерал-майор;
Командир артиллерийской бригады: Бурман Андрей Владимирович, генерал-майор.
2 пехотная дивизия:
Начальник: Мингин Иосиф Феликсович, генерал-лейтенант;
Командир бригады: Аксенов Гермоген Семенович, генерал-майор;
Командир артиллерийской бригады: Гартунг Лев Федорович, генерал-майор.
Армейская кавалерия.
4 кавалерийская дивизия:
Начальник: Толпыго Антон Александрович, генерал-лейтенант;
Командир 1 бригады: Каяндер Евгений Федорович, генерал-майор;
Командир 2 бригады: Мартынов Анатолий Иванович, генерал-майор;
6 кавалерийская дивизия:
Начальник: Рооп Владимир Христофорович, генерал-лейтенант;
Командир 1 бригады: Максимовский Николай Николаевич, генерал-майор;
Командир 2 бригады: фон Штемпель Николай Аркадьевич, генерал-майор;
15 кавалерийская дивизия:
Начальник: Любомиров Павел Петрович, генерал-лейтенант;
Командир 1 бригады: Рыжов Петр Николаевич, генерал-майор;
Командир 2 бригады: Бюнтинг Алексей Георгиевич, генерал-майор.

Впервые попытку проанализировать состав начальствующих лиц армии генерала А.В. Самсонова предпринял Я.К. Цихович в очерке "Операция 2 армии в Восточной Пруссии в августе 1914 г." В той или иной степени уделялось внимание генералитету 2 армии и в других фундаментальных исследованиях, посвященных Восточно-Прусской операции. Необходимо отметить, тем не менее, что всестороннего анализа профессионализма высшего командного состава Самсоновской армии до сих пор не было осуществлено. В связи с этим ответ на вопрос, в какой степени именно генералитет стал причиной неудач русских войск, становится проблематичным. ( Жебровский С.С.)

Вернёмся к 1892 году, когда в Петербурге была подписана франко-русская военная конвенция, предусматривающая, что в случае нападения держав Тройственного союза Франция и Россия придут на помощь друг другу. При этом Россия обязалась выставить на германском фронте 800-тысячную армию на пятнадцатый день мобилизации и в тот же день начать наступление. Позже даже было определено направление главного удара против Германии в Восточной Пруссии от Нарева на Алленштейн. Установление срока перехода в наступление на 15-й день означало, что в дело может быть введена только треть русской армии, для полного развертывания которой требовалось 40 дней. Исследователи назвали это роковым решением.

Германия объявила войну России 1 августа, а Франции — 3 августа 1914 года и на другой день начала наступление на Париж. Ситуация приобретала для французов драматический характер. 5 августа было передано отчаянное обращение французского правительства с просьбой о помощи. Посол Франции Палеолог обивает пороги русских ведомств, домогаясь ускорения наступления в Восточной Пруссии: «Подумайте, какой тяжелый час пробил для Франции!»

10 августа Ставка отдает первую директиву Северо-Западному фронту: «По имеющимся вполне достоверным данным, Германия направила свои главные силы против Франции, оставив против нас часть своих сил... необходимо и нам, в силу союзнических обязательств, поддержать французов... Верховный главнокомандующий полагает, что армиям Северо-Западного фронта необходимо теперь же подготовиться к тому, чтобы в ближайшее время, осенив себя крестным знамением, перейти в спокойное и планомерное наступление».

Что ж, осенять себя знамением в России всегда умели, осенили и на этот раз и двинулись в наступление, хотя руководители русского Генштаба Янушкевич и Жилинский заявили 13 августа: «Поспешное наступление на Восточную Пруссию осуждено на неудачу, так как войска еще слишком разбросаны, и перевозка встречает массу препятствий».

Н.Н. Янушкевич
Н.Н. Янушкевич

"Торопливость формирования наиболее тяжело отразилась на устройстве армейских учреждений и тыла. Насколько в действительности отсутствовала организация армейской службы связи, может служить следующий пример. Как раз в начале операции 2-ой армии офицер, заведывавший службой связи во вновь формируемой у Варшавы 9-ой армии, прибыл на центральную телеграфную станцию Варшавы для переговоров об оборудовании армейской связи 9-ой армии. К своему ужасу он увидел, что целая кипа телеграмм, адресованных в штаб 2-ой армии, спокойно пребывала на городской центральной станции Варшавы; эти телеграммы не передавались дальше, вследствие неустановленной еще прямой связи со 2-ой армией и полного загромождения побочных линий. Этот офицер взял весь пакет телеграмм и сейчас же на автомобиле лично доставил их в штаб 2-ой армии. Подобное неустройство происходило вследствие того, что 2-ая армия не имела еще в своем распоряжении ни нужных персонала, аппаратов, запасов проводов, ни необходимого числа рабочих колонн.

Какова же должна была создаться обстановка, когда 2-ая армия вступила на территорию Восточной Пруссии, где все население воевало, где при вступлении наших войск провода перерывались, аппараты портились, персонал разбегался?

Ближайшим следствием явилось то, что корпуса, израсходовавшие все свои средства для связи со своими дивизиями, не могли дотянуть своих проводов до штаба армии и до своих соседей, а штаб армии не мог им помочь своими средствами. Дальнейшим следствием явилось, что уже 10/23 августа проволочная связь штаба армии с некоторыми из корпусов не успевает устанавливаться. Приходилось прибегать к передаче посредством искрового телеграфа. Но при использовании этого нового средства техники особенно сильно сказывается та дезорганизованность, которую внесла спешка выступления армии. Оказалось, например, что в штабе 13 корпуса не имелось ключа, чтобы расшифровать телеграммы, посылаемые станцией 4 корпуса. По этой же или по другой причине, относящейся к той же неналаженности армейской службы связи, штаб армии посылает важнейшие оперативные распоряжения незашифрованными. Наша Брест-Литовская станция безпроволочного телеграфа перехватила ряд таких телеграмм, например: начальника штаба 2-ой армии командиру 13 корпуса от 10/23 августа № 6318 о задачах этого корпуса; начальника штаба 2-ой армии начальнику 2-ой пех. дивизии (23-го корпуса) от 11/24 августа № 648 о задаче дивизии и о местах 6 и 15 корпусов, 6 и 15 кавал. дивизий; командующего 2-ой армией от 12/25 августа № 6346 о директиве армии от 12/25 августа. Конечно, подобная посылка должна быть объяснена также и полной неподготовленностью самого штаба; но именно эта неподготовленность еще более подтверждает неспособность выдержать то ускорение выступления, которое было от нее потребовано."( Головин Н.Н. Из истории кампании 1914 г. на русском фронте. Начало войны и операции в Вост. Пруссии. Прага, 1926 )

К этому времени у немцев было полуторное превосходство в боевой силе, прежде всего в артиллерии: ее количестве, калибре и обеспеченности боеприпасами.

Однако стратегическая разведка была поставлена у них весьма примитивно. Фактически до первого крупного пограничного столкновения командование немецкой армии почти ничего не знало о противнике.

Утром 17 августа русская армия Ренненкампфа на семидесятикилометровом фронте вступила в Восточную Пруссию.

20 августа немецкие дивизии, имея превосходство в главной силе и артиллерии, атаковали гумбиненскую группу русских войск. Войска шли в бой густыми цепями, почти колоннами, со знаменами и пением, без достаточного учета местности, там и сям виднелись гарцующие верхом командиры. Возмездие не замедлило наступить — русские войска продемонстрировали отличную стрелковую выучку. В бою под Гумбиненом немецкие войска 8-й армии были наголову разбиты. Командующий армией фон Притвиц принял решение оставить Восточную Пруссию, уйти за Вислу, умолял прислать подкрепление. Нетрудно было представить себе ближайшие последствия: марш русской армии на Берлин, до которого от Восточной Пруссии рукой подать.

фон Мольтке
фон Мольтке

Притвица и его начальника штаба Вальдерзее увольняют в отставку. Призванный из отставки генерал Гинденбург и новый начальник штаба 8-й армии Людендорф срочно выезжают в Восточную Пруссию. Но самое главное — начальник полевого Генерального штаба и фактический руководитель германской армии фон Мольтке принимает решение об усилении Восточного фронта за счет Западного. Туда отправляются два корпуса и кавалерийская дивизия, еще один корпус ждет отправки, находясь в резерве. Это происходит в преддверии решительного сражения в начале сентября на Западном фронте — битве на Марне.

Последствия всего этого стали ясны в начале сентября, когда свершилось «чудо на Марне»: немцы были у ворот Парижа, но у них не хватило сил для последующего удара, не хватило двух корпусов. Уинстон Черчилль в статье, опубликованной в мае 1930 года в газете «Дейли телеграф», писал: «Очень немногие слышали о Гумбинене, и почти никто не оценил ту замечательную роль, которую сыграла эта победа. Русская контратака 3-го корпуса, тяжелые потери Макензена вызвали в 8-й немецкой армии панику, она покинула поле сражения, оставив на нем своих убитых и раненых, она признала тот факт, что была подавлена мощью России...»

Многие западные историки считают, что надо признать справедливым выражение, что сражение на Марне, или как его называют, «чудо на Марне», было выиграно русскими.

Другим роковым решением, прошедшим мимо внимания историков, было то, что начальник армейского шифровального бюро полковник Андреев вплоть до последней минуты перед началом боевых действий воздерживался от рассылки нового шифра, предназначенного для использования в военный период. Его понять можно: он не без оснований опасался того, что шифры попадут в Германию или Австро-Венгрию. Так или иначе, эта мера предосторожости привела к грустным последствиям.

Ренненкампф, разбив при Гумбинене генерала Макензена, 17-й армейский корпус которого попал под жестокий артиллерийский огонь, понес огромный урон, потеряв до трети своих сил и в панике отступил, вместо того чтобы преследовать Макензена и вышвырнуть из Восточной Пруссии, в нерешительности остановился.

С юга должна была наступать 2-я русская армия генерала от кавалерии Самсонова. По идее Ставки и командования Северо-Западного фронта, она должна была вместе с армией Ренненкампфа замкнуть кольцо окружения и полностью уничтожить немецкие войска. Замысел хороший, но что получилось на самом деле? Армия Самсонова была брошена в наступление в условиях полной оперативной неготовности и... при отсутствии связи с армией Ренненкампфа, а следовательно, и взаимодействия с ней.

Когда армии начали связываться между собой по радио, выяснилось, что в армии Ренненкампфа уже получен новый шифр, а старый уничтожен. В армии же Самсонова был только старый шифр. Обе армии говорили «на разных языках» а потому решили перейти на родной, русский — рации стали работать открытым текстом.

И вот здесь вступил в действие новый участник восточно-прусской операции — немецкая служба радиоперехвата.

Плохая оснащенность русских армий радиосредствами привела к тому, что радиосвязь использовалась только штабами армий и корпусов. Ниже — только телефонная, да и то проводов было так мало, что иногда русским офицерам приходилось разговаривать между собой по телефонам, имевшимся почти в каждом домишке в Восточной Пруссии. Связь между корпусами также находилась не на высоте. К примеру, 13-й корпус армии Самсонова не имел ключей для чтения шифрограмм, поступавших от его соседа — 6-го корпуса. Война шла уже две недели, а русские радисты даже не пытались шифровать свои сообщения, работали открытым текстом.

Видя замешательство Ренненкампфа, немцы начали переброску двух своих корпусов с его участка на участок армии Самсонова. Людендорф оставил против Ренненкампфа лишь кавалерийский заслон, имитирующий присутствие войск и наблюдающий за действиями русских.

Как раз в это время радиостанция крепости Кенигсберг перехватила две русские радиограммы. Обе поступили от штаба 13-го корпуса армии генерала Самсонова и были переданы открытым текстом. В них точно указывались планы действий, пункты назначения частей корпуса и время их прибытия. Они совпадали с содержанием директивы, обнаруженной в сумке убитого русского офицера. Возможно, русские блефовали? Но Гинденбург и Людендорф решили рискнуть (Гинденбург вообще был «рисковым» человеком: в 1933 году он, будучи президентом, «рискнул» передать власть Гитлеру). Ради победы над Самсоновым, они отдали приказ бросить против него все наличные немецкие силы.

На следующее утро к командующему и начальнику штаба поступил новый перехваченный документ — радиограмма Ренненкампфа, переданная открытым текстом его 4-му корпусу. Из нее следовало, что армия будет продолжать весьма неспешное наступление, чтобы выйти к указанным в ней пунктам. В какой-то степени Ренненкампфа можно было понять: не имея связи с армией Самсонова, он не решился зарываться и выдавливать немцев из Восточной Пруссии ранее подхода этой армии. Гинденбург и Людендорф теперь могли быть спокойными за свой левый фланг и все силы бросить против Самсонова.

Но в этот же день произошел еще один случай, беспрецедентный во всей военной истории. Была перехвачена еще одна радиограмма Самсонова в адрес 13-го корпуса, у которого не было шифра. В ней открытым текстом давалась полная картина обстановки с подробным планом последующих действий 2-й армии генерала Самсонова. Это был небывалый подарок для немцев. Сам командующий вражеской армии информировал их о дислокации своих соединений, их силах и намерениях! Только по злому умыслу или из отчаяния можно было так поступить! Злого умысла у Самсонова не было, оставалось отчаяние.

Конечно, немцы учли все «подаренные» им сведения. 26 августа началось генеральное сражение, и через четыре дня армия Самсонова была окружена. Она сражалась героически: разбила 6-ю и 70-ю ландверные бригады, ландверную дивизию Гольца, 3-ю резервную дивизию, 41-ю и 37-ю пехотные дивизии, нанесла поражение 2-й пехотной дивизии.

Но и сама армия Самсонова понесла такие тяжелые потери, что практически перестала существовать. Из кольца окружения сумели выйти только две тысячи человек. Генерал Самсонов покончил жизнь самоубийством.

Людендорф
Людендорф

Не смогли воспользоваться победой и Гинденбург с Людендорфом. Перед ними открывались широкие перспективы разгромить не только Северо-Западный, но и Юго-Западный фронт, бросив туда освободившиеся резервы. Но они ограничились только «выталкиванием» русских войск из Восточной Пруссии.

Восточно-Прусская операция имела для русских тяжелые последствия в тактическом и особенно в моральном плане. Это было их первое в истории столь крупное поражение в битвах с немцами. Однако выигранная немцами тактически, эта операция стратегически означала для них провал плана молниеносной войны. Для спасения Восточной Пруссии им пришлось перебросить немалые силы с Западного театра военных действий, где тогда решалась судьба всей войны. Это спасло Францию от разгрома и вынудило Германию втянуться в гибельную для нее борьбу на два фронта. Русские же, пополнив силы свежими резервами, вскоре вновь перешли в наступление в Восточной Пруссии.

Кто же победил в этом сражении? Генерал Гофман писал в своей книге «Война упущенных возможностей»: «Русская радиостанция передала приказ в незашифрованном виде, и мы перехватили его. Это был первый из ряда бесчисленных других приказов, передававшихся у русских в первое время с невероятным легкомыслием... Такое легкомыслие очень облегчило нам ведение войны на востоке, иногда лишь благодаря ему и вообще возможно было вести операции».

Следовательно, лавры победителей в этой первой победе в Первой мировой войне можно отдать немецкой радиоразведке, достойно проявившей себя на полях сражений. Этот успех послужил толчком к созданию при штабах соединений и объединений рейхсвера специальных подразделений, занятых перехватом и дешифровкой радиопереписки противника.

Так в истории спецслужб, касаясь первой мировой войны, упоминают Россию только в контексте успехов Германии в радиошпионаже против русской армии. Все попытки России встать вровень с другими воюющими державами в области ведения радиоперехвата оцениваются негативно. Однако, от действительности такая оценка весьма далека. Свидетельство этому - история зарождения и развития одной из лучших радиоразведывательных служб своего времени - радиоразведка русского флота 1904-1917 г.г. Но это совсем другая история...

В заключение скажем, несчастливая судьба ожидала второго главного участника Восточно-Прусской операции - генерала Ранненкампфа. После октября 1917 г. уже старый генерал жил в Таганроге под чужой фамилией. Представители Советской власти его опознали и, припомнив участие в расправе над сибирскими крестьянами в 1905 г., расстреляли.

http://www.grwar.ru
http://www.nlr.ru/exib/war1
http://www.firstwar.info
И. И. Ростунов История первой мировой войны 1914-1918 гг. Операции на Восточном фронте
Николай Шефов "Битвы России"
Святослав Рыбас "Генерал Самсонов. Биография"
И.А. "Дамаскин Сто великих операций спецслужб"

Просмотров: 6695

Комментарии к этой статье:

Комментарий добавил(а): Нелипович Сергей
Дата: 2011-06-06

Еще один перепев старого мифа. Сколько же можно доверять единственному "источнику" - карьеристу Гофману? Радиограммы германской стороны тоже шли открытым текстом, их перехватывала мощная станция в Риге. Главным средством общения был телеграф, так называемый прямой провод, тоже чаще всего незашифрованный. Я уже не говорю про "сумку убитого офицера" - она повторяется у Людендорфа почти в каждой операции. Что касается "разгрома и паники" 17 ак - такое же вранье, как и "двойное превосходство немцев". Почему же не тройное? Ставка считала у противника почти миллион боцов, тогда как было чуть больше 200 тысяч. В Гумбиннен-Гольдапском сражении противник потерял 14,5 тыс. человек (из них 17АК - 8 тыс.), а 1-я армия - около 20 тыс., да еще под Каушеном была расстроена вся кавалерия (потери почти 500 человек), под Шталлюпененом потеряно более 7 тыс. против 1,5 тыс. у противника, расстреляны почти все снаряды и патроны. Фланги 1-й армии к вечеру 20 августа были охвачены, центр выдавался вперед. Только вторжение 2-й армии заставило противника прервать сражение и отступить. Активно преследовать же было просто нечем, особенно при опасности флангового удара из Кенигсберга. Торопливость, отсутствие взаимодействия, отставание тылов, нехватка боеприпасов, плохая разведка - вот причины разгрома в Восточной Пруссии сперва 2-й, а затем и 1-й армий. Надо источники изучать.

Комментарий добавил(а): Александр
Дата: 2017-11-17

Успокойся, Нелипович. Лучше изучай источники, чем ерунду писать. Изучал бы источники - тогда не писал бы такой чуши как 223,000 потерь в Восточно-Прусской операции. Около 80 тысяч мы потеряли в общей сложности, а 223000 - это примерно вся наша общая численность в той операции! По-твоему, вся наша армия была истреблена или как? Эх ты, Нелипович. А ещё книжки пишешь. Читать тебе надо, а не писать.

Комментарий добавил(а): Александр
Дата: 2017-11-17

http://elib.shpl.ru/nodes/14263#page/23/mode/inspect/zoom/4 А это тебе документы, профан. В них чёрным по белому написано, сколько по данным нашего командования сил было у немцев - 8-я армия со своими корпусами в 200.000 человек. И всё. Где здесь подтверждение твоих слов "Ставка считала у противника почти миллион бойцов"? Врёшь что водой хлещешь, Нелипович. Не стыдно тебе? И таких как ты в современной России - пруд пруди. Продуцируете свой исторический шлак ради издания своих книжечек... позор, позор.

Комментарий добавил(а): Александр
Дата: 2017-11-17

Разгром 1-й армии в Восточной Пруссии? Но ты и брехло позорное. И циферки потерь которые ты тут приводишь - брехня немецкая. Хорошо однако, что высказался. Вроде видишь книгу - думаешь, может серьёзный автор, кто его знает... а тут за полминуты твою изнанку видно. Шарлатан исторический. Сванидзе номер два.

Добавить ваш комментарий:

Введите сумму чисел

2009-2016 historymania.info
коллекционирование
Исторические ревю